Обмен учебными материалами


АССОЦИАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР 55 страница



ку противоречат закону, ибо в соответствии с п. 4 ст. 18 УК судимо-

сти за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, не учитыва-

ются при признании рецидива преступлений, однако неснятые и

непогашенные судимости в соответствии со ст. 16 УК образуют при-

знак неоднократности. При таких обстоятельствах было признано,

что определение судебной коллегии по уголовным делам Астрахан-

ского областного суда подлежит отмене как не соответствующее

Квалифицированные составы хищений 607

требованиям закона, а дело — направлению на новое кассационное

рассмотрение.

Аналогичная позиция изложена Судебной коллегией по уголов-

ным делам Верховного Суда РФ по делу Варакина,815 а также делу

Банникова, где было подчеркнуто, что неснятые и непогашенные

судимости за преступления, совершенные в несовершеннолетнем

возрасте, не образуют рецидива, но образуют признак неоднократ-

ности, постольку «действия лица, судимого в несовершеннолетнем

возрасте за преступление, подобное вновь совершенному, за которое

судимость не снята и не погашена, должны квалифицироваться как

совершенные неоднократно».816

На сегодняшний день точку в этом вопросе поставил Пленум

Верховного Суда РФ, который разъяснил: «При назначении наказа-

ния несовершеннолетнему следует иметь в виду, что в соответствии

с частью 4 статьи 18 УК РФ судимости за преступления, совершен-

ные лицом в возрасте до 18 лет, не учитываются при признании ре-

цидива преступлений, в том числе в случаях, когда судимость не

снята или не погашена. Также не учитываются судимости, снятые

или погашенные в порядке, предусмотренном статьей 86 УК РФ. В

то же время следует иметь в виду, что судимости за преступления,

совершенные в несовершеннолетнем возрасте, не снятые и не пога-

шенные в установленном законом порядке, образуют квалифици-

рующий признак неоднократности (например, пункт «б» части 2

статьи 158 УК РФ) и судимости (например, пункт «в» части 3 статьи

158 УК РФ)».817

"Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. №5. С. 10.

115 Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от

28 августа 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 4.

'С 8-9.

4™ Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 4. С. 16.

См.: п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г.

«О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 4.

Кроме того, в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г.

"О практике назначения судами видов исправительных учреждений» говорится сле-

дующее: «В соответствии с частью четвертой статьи 18 УК РФ судимости, снятые или

Погашенные в порядке, предусмотренном статьей 86 УК РФ, снятые актом об амни-

стии или о помиловании в соответствии с частью второй статьи 84 УК РФ, частью

Второй статьи 85 УК РФ, а также судимости за преступления, совершенные в несо-

вершеннолетнем возрасте, и судимости за преступления, совершенные по неосто-

рожности, не учитываются при признании рецидива преступлений и поэтому не могут

608 Глава V

Далее, смешение понятий неоднократности и рецидива порож-

дает и правоприменительные проблемы, связанные с назначением

наказания. Поскольку неоднократность преступлений является

квалифицирующим признаком всех форм хищения, законодатель

при конструировании санкций статей уже учел повышенную обще-

ственную опасность данного вида множественности. В то же вре-

мя, согласно ст. 68 УК, рецидив преступлений должен влечь фик-

сированное повышение наказания. Должен ли суд назначать

наказание с учетом требований указанной статьи в том случае, ес-

Загрузка...

ли неоднократность хищений связана с предшествующей судимо-

стью?

С одной стороны, должен, поскольку квалифицирующим при-

знаком является неоднократность, а не рецидив, с другой — не дол-

жен, поскольку неоднократность связана с предшествующей суди-

мостью, а дважды учитывать один и тот же признак в качестве

отягчающего нельзя. Видимо, исходя из последнего обстоятельства,

Верховный Суд РФ дал совершенно правильный ответ на этот во-

прос: «Правила, изложенные в части третьей статьи 68 УК РФ, при-

меняются лишь в случаях, когда статья (или часть статьи) Особен-

ной части УК РФ содержит указание на судимость лица как на

квалифицирующий признак при совершении нового преступления

(например, пункт «в» части третьей статьи 158 УК РФ, пункт «в»

части третьей статьи 159 УК РФ, пункт «в» части второй статьи 213

УК РФ). На другие квалифицирующие признаки, например неодно-

кратность, правила части третьей статьи 68 УК РФ не распростра-

О 1 О

няются».

Преобразование союзных республик в страны «ближнего зару-

бежья» также придало определенную остроту вопросам значимости

для квалификации и уголовной ответственности факта совершения

предшествующего хищения в тех случаях, когда неоднократность

или судимость за него связаны с преступлением или осуждением на

территории бывшего СССР, но вне территории России. Соответст-

венно обострились и юрисдикционные проблемы в отношении

являться основанием для назначения исправительной колонии строгого или особого

режима».

См.: п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от

11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» // Российская

газета. 1999. 7 июля.

Квалифицированные составы хищений 609

транснациональных хищений, в частности, и хищений с иностран-

ным элементом — в целом.

В границах единого правового пространства Союза решение по-

добных проблем не вызывало трудностей. Судебной практикой было

выработано и закреплено в руководящих постановлениях (а затем и

в ст. 4 Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик

1991 г.) правило, согласно которому к преступлению, совершенному

на территории нескольких союзных республик, должен применяться

закон той из них, в которой оно было окончено или пресечено.

Так же решалась проблема квалификации длящихся и продол-

жаемых преступлений. В частности, совершение нескольких хище-

ний (например, путем краж), причинивших в общей сложности

крупный ущерб, если содеянное свидетельствовало о едином про-

должаемом преступлении, надлежало квалифицировать как хище-

ние в крупном размере по закону той союзной республики, в кото-

г- 819

рои преступная деятельность закончилась или была пресечена.

Даже при многоэтапной преступной деятельности, каждый эпизод

которой мог бы рассматриваться как самостоятельное преступле-

ние, предписывалось действовать аналогичным образом. Так, со-

вершение нескольких хищений любым способом, образующих в

общей сложности хищение в особо крупном размере, квалифициро-

валось по закону той республики, где имело место последнее хище-

ние.820

При этом в случае совершения нескольких хищений на террито-

рии различных союзных республик, ни за одно из которых виновный

не был осужден, рассматривающий дело суд мог применять соответ-

ствующие статьи УК той республики, где было совершено каждое из

этих хищений, квалифицируя последующие преступления по при-

знаку повторности. Равным образом ничто не являлось препятстви-

ем для вменения признака рецидива лицу, имеющему неснятую или

непогашенную судимость за хищение, совершенное в одной из со-

юзных республик, и вновь совершившему хищение в другой. Такую

возможность предоставляла ст. 4 Основ 1958 г., содержащая колли-

И9 См.: п. 15 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г.. «О

судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущест-

ва» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. № 4. С. 12.

820 -г-

Там же.

610 Глава V

зионную отсылку к закону места совершения преступления, учинен-

ного на территории СССР.821

Ныне эти вопросы не могут решаться так же, ибо единого пра-

вового пространства уже нет, а тех интегрирующих правовых свя-

зей, которые могли бы прийти на смену, еще нет. Международное

же право, в отличие от системы федеральных коллизионных норм,

разрешающих обычно внутригосударственные (интерлокальные)

коллизии разноместных законов, не содержит норм, «распределяю-

щих» юрисдикцию в случае межгосударственных (интернациональ-

ных) коллизий, но содержит общие принципы разграничения юрис-

дикции государств, являющиеся главным препятствием на пути

произвольного расширения их правовой власти.

Даже в рамках СНГ, если таковое сохранится, каждое входящее

в него государство будет руководствоваться территориальным

принципом в определении пределов действия своего законодатель-

ства, расценивая его применение другими республиками как вмеша-

тельство во внутренние дела, ибо в международном праве существу-

ет общепризнанная обычная норма, согласно которой иностранец не

может привлекаться к уголовной ответственности на территории

государства пребывания за совершенные в другом государстве пре-

ступления, если они государство пребывания не затрагивают. Так,

если гражданин государства А совершил преступление против гра-

жданина государства А на территории государства Б и был задержан

на территории государства В, то государство В не может преследо-

вать и наказывать его. Выдача же его зависит от наличия экстради-

ционного договора государства В с государствами А и Б.

Впрочем, законодательство некоторых стран содержит правило,

предписывающее применение собственного права к находящимся на

их территории преступникам, если об этом просит государство, на

территории которого было совершено преступление. В литературе

на этом основании выделяется особый принцип применения права

«в порядке представительства», согласно которому запрашиваемое

государство, действуя по поручению запрашивающего государства,

выступает как его представитель. Однако вопреки оптимистическим

прогнозам принцип представительной или заменяющей компетен-

ции не получил широкого распространения в применении к отноше-

821 Там же.

Квалифицированные составы хищений 611

ниям с иностранными характеристиками. «Договор поручения», ко-

торый, как считала М. И. Блум, имеет место в данном случае, дол-

жен быть межгосударственным договором, вступившим в силу до

совершения преступления, чтобы оправдать включенность индивида

в систему социальных связей государства, наказывающего его в по-

рядке представительной компетенции. Но в таком случае отпадает

надобность и в заменяющей компетенции, ибо основанием ответст-

венности становятся связи универсального характера.

Изъятия из территориального принципа, конечно, возможны, но

лишь постольку, поскольку на это согласно соответствующее госу-

дарство. Кстати, даже по делам о преступлениях, совершенных ли-

цами, входящими в состав стратегических сил, применяется, как за-

фиксировано в Соглашении между участниками СНГ о статусе

стратегических сил от 14 февраля 1992 г., законодательство, дейст-

вующее на территории того государства, где они совершены.82'

Позднее в Распоряжении Президента от 30 ноября 1992 г. «О вопро-

сах защиты прав и интересов российских граждан за пределами Рос-

сийской Федерации» перед Минобороны, Минюстом и МИДом по-

ставлена задача добиваться при заключении соответствующих

соглашений со странами СНГ «изъятия из-под местной уголовно-

правовой юрисдикции в пользу Российской Федерации всех случаев

совершения военнослужащими воинских преступлений и иных пра-

вонарушений при исполнении служебных обязанностей и на терри-

тории воинской части (места службы), а также деяний, совершенных

лицами из состава российских войск и членами их семей, направ-

ленных против этих войск, лиц, входящих в их состав, и членов их

семей».

В последующем это положение нашло отражение в ч. 2 ст. 12

УК, согласно которой военнослужащие воинских частей России,

дислоцирующихся за ее пределами, за преступления, совершенные

на территории иностранного государства, несут уголовную ответст-

венность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено меж-

дународным договором Российской Федерации. Однако оно имеет

отношение главным образом лишь к таким преступлениям, как

умышленное уничтожение или повреждение военного имущества

егз Российская газета. 1992. 19 февр.

Там же. 1992. 10 дек.

612 Глава V

(ст. 346 УК), уничтожение или повреждение военного имущества

по неосторожности (ст. 347 УК) и утрата военного имущества

(ст. 348 УК).

Осуждение же за другие преступления, совершенные на терри-

тории другой республики, т. е. другого государства, теперь возмож-

но лишь на основании персонального, универсального или реально-

го принципов. Они же приобретают решающее значение и при

совершении нескольких преступлений на территории различных

республик.

Например, российский гражданин, совершивший кражу в Ук-

раине, а затем в России, может (если за первую он не был осужден

украинским судом) привлекаться к ответственности за обе кражи,

квалифицируемые по российскому УК по признаку повторности, в

то время как гражданин Украины в подобной ситуации будет отве-

чать только за одну кражу, ибо российская судебная власть не впра-

ве подменять собой судебную власть Украины, применяя ее УК.

В этих условиях особую значимость приобретает договорно-

правовая база, обеспечивающая регламентацию выдачи преступни-

ков и передачи заключенных. Поэтому 22 января 1993 г. в Минске

Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Молдовой, Рос-

сией, Таджикистаном, Узбекистаном и Украиной была подписана

Конвенция о правовой помощи и правовым отношениям по граж-

данским, семейным и уголовным делам, согласно ст. 56 которой

стороны обязались выдавать друг другу находящихся на их террито-

рии лиц для привлечения к уголовной ответственности за деяния,

которые по законам запрашивающей и запрашиваемой сторон явля-

ются наказуемыми лишением свободы на срок не менее одного года

или более тяжким наказанием, либо для приведения приговора в ис-

полнение за деяния, которые в соответствии с законодательством

обеих сторон являются наказуемыми и за совершение которых пере-

даваемое лицо было приговорено к лишению свободы на срок не

менее шести месяцев или более тяжкому наказанию.

Таким образом, Конвенция о правовой помощи, заключенная

государствами СНГ 22 января 1993 г., но распространяющая свое

действие и на правоотношения, возникшие до ее вступления в силу,

проложила путь к решению многих острых проблем, хотя она и не

лишена недостатков. Особенно слабо прописаны в ней положения о

передаче заключенных-иностранцев.

Квалифицированные составы хищений 613

Что же касается вопроса о признании юридически значимыми

правоприменительных актов уголовно-правового характера, приня-

тых компетентными органами другой республики, и порождаемых

ими правовых состояний, то на него также нельзя дать однозначный

ответ, поскольку они могут иметь отношение либо к ответственно-

сти за данное преступление либо приобретать значение в связи с со-

вершением последующего.

Ретроспективную направленность такого рода актов государство

не вправе не учитывать, дабы не нарушить принцип поп bis in idem,

давно известный русскому народному правосознанию по формуле:

«с одного вола двух шкур не дерут». Здесь должно действовать же-

сткое правило, в соответствии с которым ни одно лицо не может

быть вновь осуждено за то же деяние, если в отношении него ино-

странным судом вынесен приговор или принято другое окончатель-

ное решение по делу, например, постановление об освобождении от

уголовной ответственности.

Перспективная же значимость данных актов зависит от вре-

мени их принятия, гражданства лица, в отношении которого они

приняты, и наличия соответствующих международных договоров.

Так, непогашенная судимость за предыдущее преступление, при-

обретенная в период существования СССР как единого государ-

ственного образования в связи с осуждением лица на территории

какой бы то ни было из образующих его республик, должна учи-

тываться российским судом в качестве обстоятельства, квалифи-

цирующего или отягчающего ответственность за последующее

преступление, так как с ликвидацией Союза правовые последст-

вия приговоров, вынесенных во время его существования, сами

по себе не исчезли. Однако если в той республике, где было осу-

ждено лицо или по закону которой оно было осуждено в России,

изменилось законодательство и совершенное им деяние было

Декриминализировано или установлены более короткие сроки по-

гашения судимости, в силу чего ее уже не существует, то и в Рос-

сии нельзя считать его судимым. Учет же судимости лица, приоб-

ретенной в одной из бывших союзных республик после обретения

ею государственной независимости, зависит от его гражданства,

ибо закрепление правила, запрещающего повторное привлечение

к уголовной ответственности собственных граждан, совершивших

преступление за границей и там осужденных, означает вместе с

614 Глава V

тем и признание действительности иностранных приговоров и по-

рождаемых ими правовых состояний.

Таким образом, последующее хищение может быть квалифициро-

вано в соответствии с российским законом как неоднократное или по

признаку судимости лишь в том случае, если правовая оценка предше-

ствующего преступления может быть дана (или была дана) также по

отечественному закону либо по закону зарубежному, но в отношении

российского гражданина. В остальных случаях факт совершения пре-

дыдущего преступления не имеет юридического значения. Иное реше-

ние вопроса теперь возможно только на основе международных согла-

шений, т. е. сохранение прежней практики учета неоднократности и

судимости в нынешних условиях возможно лишь в рамках договорных

форм, для чего УК нуждается в дополнении соответствующей нормой,

указывающей на необходимость установления рецидива с учетом пре-

ступлений, за которые лицо было осуждено приговором иностранного

суда, если это предусмотрено международными договорами РФ.

К международно-правовым нормам, согласно которым приго-

вор иностранного суда влечет за собой такие же последствия, как и

приговор национального суда, относятся ст. 11 Конвенции о переда-

че лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в

государстве, гражданами которого они являются, 1978 г.,824 положе-

ния многих договоров о правовой помощи, заключенных СССР с

иностранными государствами, а также некоторые международные

конвенции, предусматривающие ответственность за отдельные виды

преступлений. В частности, положение о том, что приговоры, выне-

сенные в других государствах за предусмотренные ими преступле-

ния, принимаются во внимание, поскольку это допускается внутрен-

ним законодательством, для установления фактов рецидивизма,

предусматривают ст. 7 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с

эксплуатацией проституции третьими лицами 1950 г.,826 ст. 36 Еди-

ной Конвенции о наркотических средствах 1961 г.,827 ст. 22 Конвен-

ции о психотропных веществах 1971 г.828 и др.

Ведомости Верховного Совета СССР. 1979. № 33. Ст. 539.

825 Сборник международных договоров о взаимной помощи по гражданским и уголов-

ным делам / Под общ. ред. Б. В. Кравцова. М., 1988.

826 Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с

иностранными государствами. Вып. 16. М., 1957.

827 Там же. Вып. 23. М., 1970.

828 Там же. Вып. 35. М„ 1981.

Квалифицированные составы хищений 615

Таким образом, действие уголовных законов в постсоветском

пространстве в условиях образования на территории Союза ССР ря-

да независимых государств и связанного с этим распада целостной

правосистемы не только не снимает с повестки дня вопрос унифика-

ции уголовного законодательства экссоюзных республик, а напро-

тив, еще более актуализирует его, требуя новых форм и методов

осуществления унификационного движения в области националь-

ных законодательств участников СНГ.

Факторами, обусловливающими необходимость более тесного

взаимодействия их уголовно-правовых систем, служат: а) облегче-

ние условий для «импорта» и «экспорта» преступности и вызванное

этим увеличение транснациональной составляющей в общем масси-

ве преступлений; б) формирование международных преступных со-

обществ; в) трансформация внутригосударственных (интерлокаль-

ных) юрисдикционных коллизий в межгосударственные (интерна-

циональные), отсутствие единства в решении которых может при-

вести как к появлению «мертвых зон» (безюрисдикционного состоя-

ния), так и к «двойной юрисдикции»; г) тенденция к образованию

беспрецедентной по своим масштабам группы бипатридов и увели-

чение числа юрисдикционных проблем, связанных с состоянием

двугражданства.

При обилии существующих в международно-правовой доктрине

вариантов разрешения указанных проблем практическая ситуация

может оказаться неразрешимой, а ситуация в криминальной сфе-

ре — просто нерегулируемой, если усилиями всех членов СНГ не

будут выработаны общие правила в контроле за преступлениями с

иностранным элементом, в целях создания которых представляются

неотложными:

1) разработка общей стратегии борьбы с преступностью как со-

ставляющей системы коллективной безопасности, обеспечивающей

защищенность на региональном уровне человека любой националь-

ности, под чьей бы юрисдикцией он не находился;

2) подготовка регионального пакета конвенционно оформ-

ленных договоренностей относительно преступлений, представ-

ляющих опасность для объединяющих страны и народы СНГ цен-

ностей;

3) разработка специализированных договоров о выдаче пре-

ступников и передаче осужденных, а также обогащение инструмен-

616 Глава V

тария правовой помощи по уголовным делам за счет использования

таких институтов, как возвращение преступников, совершивших

угон воздушного судна, передача преследования, передача наблю-

дения при условно-досрочном освобождении и заключение в этих

целях всеобъемлющих региональных соглашений о международной

действительности судебных решений по уголовным делам, о пере-

даче разбирательства уголовных дел, о надзоре за лицами, условно

осужденными и условно освобожденными;

4) внесение в национальное законодательство единых предписа-

ний о выдаче преступников и передаче осужденных, о преюдици-

альном значении и исполнении приговоров, вынесенных иностран-

ными судами, о надзоре за лицами, условно осужденными или

освобожденными в других странах;

5) договорное обеспечение выдачи собственных граждан —

членов транснациональных преступных групп при условии их воз-

вращения в страну гражданства для исполнения приговора;

6) определение путей единообразного разрешения юрисдикци-

онных проблем в отношении бипатридов;

7) организация совместных исследований сравнительно-

правового характера в целях изучения реального состояния и тен-

денций унификации уголовного права, а также перспектив постоян-

ного обновления модельного УК, призванного стать депозитарием

наиболее оптимальных и оправдавших себя на практике нормотвор-

ческих решений, которые также могут послужить некоторому ниве-

лированию законодательства за счет взаимного обогащения пози-

тивным опытом;

8) включение в орбиту унификационного движения уголовно-

исполнительного законодательства, в том числе закрепление в нем

института передачи осужденных, а также принятие минимальных

стандартов обращения с заключенными, устанавливающих правовой

уровень, ниже которого не должно опускаться законодательство лю-

бого государства СНГ.829

829 Указанные тезисы по созданию регионального набора согласованных мер по кон-

тролю за преступностью были предложены автором при подготовке проекта Рекомен-

даций для международной научно-практической конференции «Проблемы унифика-

ции уголовного и уголовно-процессуального законодательства в государствах СНГ»,

состоявшейся в Таврическом дворце Санкт-Петербурга 22 сентября 1995 г. и скреп-

ленного постановлением Совета Межпарламентской Ассамблеи государств — участ-

Квалифицированные составы хищений 617

§ 3. Хищение с незаконным проникновением

в жилище, помещение либо иное хранилище

Хищение, совершенное с незаконным проникновением в жили-

ще, помещение либо иное хранилище квалифицирует ответствен-

ность только за такие способы изъятия имущества, как кража, гра-

беж и разбой (п. «в» ч. 2 ст. 158, 161 и 162 УК).

Впервые данный квалифицированный вид имущественных по-

сягательств был включен в УК РСФСР в 1982 г. в виде похищения

личного имущества граждан «с проникновением в жилище» и хи-

щений государственного или общественного имущества «с про-

никновением в помещение или иное хранилище».830 Вслед за слия-

нием норм о преступлениях против социалистической и личной

собственности в 1994 г. произошло соединение и указанных ква-

лифицирующих обстоятельств, хотя они и не вполне равноценны.

Если усиление ответственности за хищение, совершенное с про-

никновением в жилище легко объяснимо тем, что оно посягает не

только на отношения собственности, но и на гарантированную ст.

25 Конституции РФ неприкосновенность жилища (дополнитель-

ный объект), то повышение ее за хищение с проникновением в

нежилое помещение или иное хранилище обусловливается, по-

видимому, тем, что при его совершении преступник посягает на

имущество, в отношении которого собственник принял опреде-

ленные меры для обеспечения его сохранности (затраты на со-

хранность). Такого рода хищения, как правило, совершаются с за-

ранее обдуманным умыслом, при значительном объеме

приготовительной деятельности.

Не вдаваясь в социальное существо различий между указанны-

ми обстоятельствами, практика к тому времени уже располагала

достаточно большим количеством соответствующих разъяснений

высших судебных органов относительного того, что считать «жи-

лищем», «помещением», «иным хранилищем», а также «проникно-

вением» на указанные объекты, с формально-юридической точки

ников Содружества Независимых Государств от 19 октября 1995 г. (см.: Вестник Меж-

парламентской Ассамблеи. 1995. № 4 (11). С. 86-89).

30 Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. «О внесении

изменений и дополнений в УК РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР.

1982. №49. С. 1821.

618 Глава V

зрения.831 Кроме того, Федеральным законом от 20 марта 2001 г.

ст. 139 УК, предусматривающая ответственность за нарушение не-

прикосновенности жилища, была дополнена примечанием, опреде-

ляющим, что именно понимается под жилищем, причем не только в

настоящей статье, но и в других статьях УК. Исходя из данных

разъяснений, при решении вопроса о наличии в действиях виновно-

го рассматриваемого квалифицирующего признака необходимо

иметь в виду следующее.

Жилище — это индивидуальный жилой дом с входящими в него

жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо

от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное

для постоянного или временного проживания, а равно иное помеще-

ние или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначен-

ное для временного проживания (прим. к ст. 139 УК).

Отталкиваясь от приведенного определения жилища, к таковому


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная